Гойко Митич – любимый индеец советских зрителей

Индеец из Югославии

Из донесения внештатного сотрудника КГБ: «Докладываю, что в Истринском районе зафиксирована подозрительная группа людей, переодетых в костюмы индейцев. Они обмениваются загадочными приветствиями, бросают реплики на непонятном языке, раскуривают табак. Производят впечатление секты или заговорщиков. Вооружены луками и стрелами».

Наши граждане играют в индейцев уже несколько десятилетий. Первые их сборища объявили криминальными. Индейцами Страны Советов думали заняться всерьез. Вождя вычислили сразу. Собравшиеся не скрывали, что все началось с Гойко Митича.

Гойко Митич — индеец навсегда

1968 год, СССР. Яркие приключенческие фильмы с постановочными эффектами в кинотеатрах Советского Союза в то время были большой редкостью. «Неуловимые мстители» и их продолжения – единственные в своем роде, а потому оставались лидерами проката на протяжении многих лет. Но эти фильмы были исключением.

1979 год, колония №586. Из письма Саши Зайцева Гойко Митичу: «Дорогой Гойко, меня зовут Саша Зайцев, я живу в Советском Союзе, в Свердловской области. Мы с пацанами уже несколько раз смотрели кино про Чингачгука. Это мой самый любимый фильм. Когда я вырасту, хочу быть таким же сильным и смелым, как ты». Он пишет письма своему герою, как говорит сам, всю сознательную жизнь. Первое написал из колонии. Тогда, в 1979-ом, Саше было всего десять лет. На исправительные работы он попал за карманные кражи. Фильмы с Митичем произвели такое впечатление на юношу, что он решил после колонии кардинально изменить жизнь. Сегодня Александр Зайцев — предприниматель.

ДЛЯ ЦЕНИТЕЛЕЙ: Джеймс Ф. Купер «Последний из могикан, или Повествование о 1757 годе»

В СССР о Гойко Митиче узнали больше полувека назад. Ребятам Страны Советов явился новый герой. Герой, которого ждали и которому все удивились. В конце шестидесятых в нашей стране об этом югославе ходили легенды. Всем казалось, что он родился героем, и фортуна на его стороне. На самом деле было все иначе. Обратная сторона успешной актерской карьеры была наполнена разочарованиями, интригами и одиночеством. Да и актером Митич стал совершенно случайно.

Как Гойко Митич стал актёром

Йозеф Мах

1966 год. Йозеф Мах, режиссер ленты «Сыновья Большой Медведицы», приехал в Югославию для поиска натуры. В ГДР ландшафт не слишком походил на прерии Дикого Запада. Он случайно встретил молодого статиста, подрабатывающего в массовках. Тогда Гойко Митич был студентом факультета физкультуры Белградского университета. Платили дублерам копейки — даже за сложные трюковые сцены. Но бедному студенту выбирать не приходилось. Тем более, что он, чемпион Белграда по гребле и гимнастике, справлялся с трюками без труда.

Гойко Митич рассказывает: «Надели на меня костюм рыцаря, дали копье, щит в левую руку. Я только двумя пальцами мог управлять поводьями лошади. А за моей спиной было 250 лошадей, и это было не очень приятно». Мах разглядел в молодом дублере фактуру смелого и благородного индейца. А когда режиссер увидел Митича скачущим на лошади, сомнения развеялись окончательно. Главный герой был найден.

1981 год. Из письма Зайцева Митичу: «Дорогой Гойко, может, мои письма затерялись на почте, и ты их не получил? Мне очень хочется знать, какие еще есть фильмы про индейцев и когда их покажут». Зайцев рассказывает: «Я рос в так называемой «неблагополучной семье». Мать с отцом работали на заводе. Батя пил, всю зарплату пропивал. Жили только на деньги матери. Денег не хватало. Все время практически на улице проводил. Улица меня и воспитала. А когда я пришел с «малолетки», первое, что сделал – начал в школьной библиотеке искать что-нибудь о Гойко Митиче. Но ничего не нашел. Тогда начал покупать газеты, делать вырезки с объявлениями о его фильмах. Мне даже посторонние люди приносили, когда что-нибудь находили о нем. Но никаких подробностей ни о нем, ни о его картинах тогда не было».

Красный вестерн

1966 год, ГДР. В Берлине, столице Восточной Германии, впервые за многие годы очереди в кинотеатрах. В прессе восторженные отзывы о премьере – «красном вестерне» «Сыновья Большой Медведицы». Главную роль исполнил тогда ещё малоизвестный актер Гойко Митич.

Лизелотта Вельскопф-Генрих

Фильм имел феноменальный успех. И мало кто из зрителей тогда подозревал, что создатели картины решали задачи, далекие от искусства. В начале шестидесятых в Центральном комитете СЕПГ прошло собрание, куда пригласили руководителей киностудий страны. Политические лидеры поставили перед кинематографистами задачу: создать картины, которые смогли бы нейтрализовать воздействие голливудских вестернов, которые во всем мире в то время пользовались популярностью. И индейцы в них были показаны кровожадными дикарями – в отличие от положительных бледнолицых.

Идея создать гэдээровский вестерн принадлежит продюсеру Хансу Малеху. На собрании он убедил партийное руководство, что история завоевания Запада соответствует критике капитализма, но при этом сохраняется увлекательность сюжета. Проект был утвержден и получил впоследствии название «Красный вестерн». Литературная основа у восточных немцев была своя – романы немецкой писательницы Вельскопф-Генрих.

Кроме того, проект должен был поднять эмоциональный настрой нации, не отошедшей от разочарования военного поражения. Руководство страны отлично понимало, что сериалами о жизни участников Сопротивления трудно привлечь внимание зрителей. Для этих целей нужно было зрелище яркое, захватывающее, эмоциональное, каким и предполагал быть новый проект.

Успех «Красного вестерна»

Надо сказать, что в рядах руководства Германии и кинематографистов программа «Красный вестерн» не вызвала единодушного одобрения. Мало кто рассчитывал на успех. Тем не менее, бюджет проекту был выделен, причем немалый. Наметили производство двенадцати картин. Были запланированы съемки за пределами ГДР. Режиссера Йозефа Маха пригласили из дружественной Чехословакии – из ДЕФАвских никто не соглашался.

Но проект оправдался полностью. «Сыновья Большой Медведицы» стал рекордсменом кинопроката. Фильм продали во все страны социалистического содружества, во многие капиталистические страны, в государства Азии и Африки. В ГДР билеты на сеансы уходили на недели вперед. Сам руководитель ЦК СЕПГ Вальтер Ульбрихт был восхищен бесстрашием и мужеством Токеи-Ито – воина племени сиу, роль которого исполнил Митич. Сам актер рассказывал: «Кто-то мне сказал, что Вальтер Ульбрихт заказал себе копию фильма. Он посмотрел и сказал: «Дальше продолжайте». И это был зеленый свет для дальнейших фильмов».

Кадр из фильма «Чингачгук – Большой Змей»

Расчет Йозефа Маха оказался точным. Второй фильм проекта — «Чингачгук – Большой Змей» с Митичем – посмотрели еще больше людей. На киностудии ДЕФА праздновали победу. Наконец-то удалось растормошить зрителя. В ГДР «Чингачгука» посмотрели десять миллионов зрителей, то есть каждый второй житель. А Гойко Митич понял, что это тот самый шанс в жизни, упускать который нельзя. Новоявленная звезда принимает все предложения продюсеров, даже подрабатывает ассистентом дрессировщика в цирке. Он оставляет родную Югославию и переезжает жить в Берлин.

Начался изматывающий марафон. Фильмы нужно было снимать быстро, ведь зрители ждали новых приключений. Интерес к «красному вестерну» был разогрет. Выручала спортивная подготовка и закалка, которую он получил еще в детстве.

КНИГА ОБ ИНДЕЙЦАХ: Майн Рид «Оцеола, вождь семинолов»

1980 год, из письма Александра Зайцева: «Дорогой Гойко, у нас в школе каникулы. Каждый день хожу в кинотеатр, смотрю твои фильмы. У нас показывают «След Сокола» и «Оцеолу».

Детство Гойко Митича

Гойко Митич вырос в деревне. Во время войны его отец активно помогал партизанам, снабжал их продуктами, медикаментами, а потом и сам ушел воевать. Еще в детстве Гойко научился прекрасно плавать, лазил по деревьям, сплавлялся на плотах по рекам. Школьным занятиям часто предпочитал довольно рискованные игры в индейцев, потому что в ход пускались самодельные луки и стрелы.

Подвижному мальчишке с хорошей фигурой посоветовали поступать в Университет Белграда на спортивный факультет. Он так и сделал. Профессия учителя физкультуры в школе вполне устраивала не слишком честолюбивого юношу.

В конце шестидесятых СССР стал одной из самых читающих стран мира. Книги были едва ли не самым большим дефицитом. Записаться в библиотеку было делом обычным. И только кино могло составить книге конкуренцию.
1983 год, из письма А. Зайцева: «Здравствуй, Гойко. Фильмы про индейцев у нас в СССР очень любят. Когда показывают новый, очень трудно достать билет. Мы с ребятами после школы играем в индейцев. Костюмы шьем сами, учимся стрелять из лука. У каждого из нас теперь другие имена».

Гойко Митич на съемочной площадке

Встреча с Йозефом Махом резко изменила биографию Митича, и она покатилась совсем в другом направлении, далеком от простой деревенской жизни, которой свойственны открытые, простодушные отношения между людьми. Он попал совсем в другую среду, где нередко подшучивали над простоватым деревенским пареньком, который по воле случая стал чуть ли не национальным героем.

В первые годы работы на ДЕФА он получал смехотворные гонорары, снимаясь по семнадцать часов в сутки. Его обманывали, а он не мог себя защитить. В Берлине он сначала арендовал маленькую комнатку с мансардой. До студии приходилось добираться больше двух часов. Это выматывало. И только после третьей ленты, «След Сокола», он стал добиваться квартиры.

Кадр из фильма «След Сокола»

Ему завидовали: выскочка, спортсмен-неудачник. Актеры киностудии не могли простить Митичу провинциального происхождения, отсутствия актерского образования, плохого немецкого языка. Пренебрежительное отношение проявлялось и во время съемок. И только женщины на съемочной площадке были к нему неизменно внимательны.

Ему приходилось ездить на необъезженных лошадях, плыть в ледяной воде, делать по десятку опасных дублей без дублеров. В соответствии с контрактом все трюки он выполнял самостоятельно. Иногда вместе с усталостью накатывало и отчаяние, что он никогда не станет своим в этой заносчивой киношной компании. Пожалуй, только любовь простых зрителей удержала его на съемочной площадке.

Выросший Александр Зайцев рассказывает: «Я ему написал, наверное, писем сто. Обо всем писал. Например, что хочу быть таким же храбрым и сильным, как и он, поэтому записался в секцию бокса. Делаю зарядку с гантелями. Я все ждал ответа».

Популярность Гойко Митича в СССР

В 1968 году «Чингачгука – Большого Змея» приобрели для кинопроката в Советском Союзе, и в нашей стране появилась новая знаменитость — Гойко Митич. Популярность фильмов с его участием в середине семидесятых можно сравнить только с картинами о Тарзане послевоенных лет.

Зачарованные миллионы советских мальчишек грезили о вольной жизни в лесах и прериях, мечтая нестись на диких мустангах и скальпировать бледнолицых. Уже после первых просмотров слава Гойко Митича распространилась по всей территории СССР. Человек, не знающий этого актера, производил впечатление инопланетянина. В моду вошли элементы индейских костюмов. Летом вместо пионерских лагерей то и дело возникали индейские лагеря, где на воле ребята учились метать самодельные томагавки и стрелять из лука.

Впервые на экранах советских кинотеатров появился мужчина с оголенным торсом. В 1968 году в СССР число принятых в спортивные секции по боксу, тяжелой атлетике, гимнастике и плаванию подскочило в разы. Мальчишки неслись в спортивные залы, чтобы хоть отдаленно походить на своего кумира.

Без любви и родины

В 1987 году Саша Зайцев написал Гойко Митичу, что его отправляют в Афганистан. Выросший Александр рассказывает: «Когда меня забирали в армию, я взял с собой фотографию Гойко Митича. В Афганистане было тяжело. Но как вам ни покажется смешно, даже там он мне помогал. Однажды под Гератом на боевой машине разминирования я чистил минные пути. Дело было под вечер. То ли я зазевался, то ли не заметил яму, но в результате свалился в кювет. Тут духи открыли пальбу. Пехота отступила, и про меня, видимо, забыли. Я слышу, вокруг меня уже духи на броне пляшут, орут чего-то, в дверь стреляют, пытаются ее открыть. И вот так я просидел всю ночь. Страшно было. И что я делал? Я всю ночь разговаривал с фотографией Гойко».

На призывных пунктах, давая напутствие новобранцам, командиры желали, чтобы к концу службы срочники были похожи на Гойко Митича. Женщины и девушки всего Советского Союза восхищенно вздыхали, глядя на первого супермена, появившегося на нашем экране. В конце шестидесятых еще далеко было до Шварценеггера и Чака Норриса. Митич будоражил воображение и смущал сердца женской половины зрителей.

Личная жизнь Гойко Митича

Гойко был для советских зрителей первым секс-символом, мега-звездой и культуристом одновременно. Редакции журналов забрасывали письмами с просьбой рассказать о любимом герое индейской саги. Но поскольку по национальности актер был серб из страны, с которой у СССР были отношения не всегда ровные, то и материалов из жизни экранного предводителя бесстрашных индейцев было мало. Знали только, что Гойко Митич – хороший спортсмен, чемпион города по гребле и гимнастики. И ни одной строчки о его личной жизни, которая сложилась, увы, не слишком удачно.

Занятость в фильмах, бесконечные переезды, усталость мешали актеру сосредоточиться на выборе спутницы жизни. О его романах и любовных похождениях ходили легенды. Пресса сделала его чуть не придворным артистом, сердцеедом и Казановой. Митич рассказывает: «Ни с Ульбрихтом, ни с Хонеккером я никогда не встречался, жен их никогда не видел, хотя пресса сделала меня любовником жены Хонеккера».

«Ульзана». Гойко Митич и Рената Блюме

Но сердце мужественного серба дрогнуло, когда в 74-ом на съемках «Ульзаны» он встретился с гэдээровской актрисой Ренатой Блюме. Красавица ответила взаимностью. Вспыхнул роман, о коем судачил весь киношный мир ГДР. В «Ульзане» они играли мужа и жену. Кинолюбовь закончилась трагически – жена погибла. Вскоре завершился и роман в реальной жизни. Кроме разочарований эта романтическая история не принесла ничего. Рената стала первым и единственным сильным увлечением в жизни актера.

Гойко Митич и Дин Рид

Дин Рид, певец из США, спрятавшийся от американского империализма в ГДР, познакомившись с Блюме, увел ее у звезды сериала. Дину Риду, популярному актеру, певцу, музыканту, большому другу Советского Союза и лауреату премии Ленинского комсомола, была тоже близка индейская тематика. В одном из фильмов, «Братья по крови», он снимался с Гойко Митичем.

ЭЛЕКТРОННАЯ КНИГА Дин Рид: трагедия красного ковбоя

Братья по крови оказались соперниками в любви. В 81-ом Рената выходит замуж за Рида. Пресса же приписывала Митичу и Риду необыкновенную дружбу. Однако до дружбы там было далеко, и дело было не только в Ренате.
Митич рассказывает: «Что меня раздражало в нем, так это то, что он всегда искал знакомства с кем-то там наверху. А когда заходила речь о политике, он мне говорил: «Ты такой популярный, ты можешь пойти к Хонеккеру и заняться политикой». Я ему сказал, что не собираюсь нести флаг ГДР. Я всегда высказываю свое мнение, и с меня этого достаточно. И я не обязан людей склонять к нему».

Гойко Митич (слева) и Дин Рид (справа) в фильме «Братья по крови»

Как известно, жизнь пламенного борца за мир Дина Рида оборвалась трагически. По одной из версий, это самоубийство. По другой – гибель американского певца было делом рук спецслужб. Но после смерти супруга Рената не вернулась к Гойко. В одном из интервью актриса призналась, что боится мести спецслужб. Ведь и Митич во время холодной войны был явно не на стороне США.

Связь с событиями в Вундед-Ни 1973 года

Первый фильм индейской саги вышел на экраны год спустя после того, как США начали войну во Вьетнаме. В индейских фильмах присутствовал неприкрытый антиамериканизм. Они бросали тень на США, развязавших бесславную войну во Вьетнаме. И в определенной степени они своей цели достигли. В юных душах возникал праведный гнев при виде того, как бледнолицые захватчики расправляются с коренными жителями далекого континента.

ИЗДАНИЕ ДЛЯ ЦЕНИТЕЛЕЙ: Индейцы. Воины-индейцы Северной Америки (1500-1890)

1973 год, США. Здесь произошло знаменитое восстание индейцев в Вундед-Ни. Есть версия, что одним из поводов для восстания послужил просмотр фильма. А поклонники актера были уверены, что их кумир невольно стал катализатором одного из самых мощных организованных выступлений индейцев в 20 веке. Американские власти жестоко подавили восстание, а «Сыновей Большой Медведицы» запретили к показу. Продолжения индейской саги из ГДР на территории США, разумеется, к прокату допущены не были.

Кадр из фильма «Сыновья Большой Медведицы»

Александр Зайцев вспоминает: «О событиях в Вундед-Ни нам рассказывали на политзанятиях в 1987 году. Политрук говорил, что это пример борьбы за освобождение угнетенного народа от тех, кто присвоил себя имя «американцы». А про фильм тогда ничего не говорили. Это я потом в Интернете уже узнал, что он стал одним из катализаторов восстания».

Идеология «Красного вестерна»

После инцидента в Вундед-Ни Гойко Митичу угрожали, требовали отказаться от работы в фильмах про индейцев, шантажировали. Он вынужден был неоднократно менять телефоны и квартиры. Ему устраивали провокации, но он был непреклонен. Тем более, что других предложений от киностудии ДЕФА кроме «красного вестерна» не было.
А сама история с фильмом «Большая Медведица» придала артисту дополнительную популярность. Он рассказывает: «Я могу вспомнить премьеру под Магдебургом. Меня так встречали, что словами не передать. Это невозможно купить, это невозможно организовать. Это вышло из сердца, это было так спонтанно. Мне подарили поросенка и дали договор, чтобы я приехал к ним через год, когда он вырастет, и можно будет съесть этого поросенка вместе с ними».

Может быть, американцы переоценили факт демонстрации фильма, но гэдээровский вестерн был действительно крайне идеологизирован. Индейцы были однозначно хороши, а белые безнадежно плохи. Был сотворен миф о социалистическом укладе жизни коренных американцев, который уничтожили подлые белые империалисты. На самом деле все было сложнее. И тот экранный индеец, которого играет Митич, значительно отличался от настоящего индейца.

ДЛЯ ЦЕНИТЕЛЕЙ: Индейцы Дикого Запада. Самая полная энциклопедия

Нельзя забывать, что это были в первую очередь дикари, снимающие скальпы. А красавцев-мужчин, если судить по сохранившимся фотографиям, было среди них крайне мало. Гойко Митич на их фоне смотрелся настоящим Аполлоном. Но вольная интерпретация завоевания Дикого Запада, которую предложили ДЕФАвцы, абсолютно не смущала зрителей огромной страны.

Гойко Митич в СССР

1972 год, Крым. Весть о том, что в горах недалеко от Ялты снимают фильм про индейцев, и приехал сам Гойко, моментально облетела весь Крымский полуостров. Желающих принять участие в массовке было хоть отбавляй. Без приглашения на съемку приехали студенты, колхозники. Детвора сбегала с уроков, чтобы побыть рядом со своим кумиром. На следующий год съемки переместились в Самарканд, где ландшафт подходил для создания пустыни Чиуауа. Вот здесь с массовкой было гораздо сложнее. Обратились в соседний кишлак, уговорили «апачей» из совхоза Навои раздеться по пояс. Индейцы и ковбои из массовки в этих фильмах могли быть с русскими, югославскими, узбекскими и даже монгольскими лицами.

Тот же фильм «Оцеола» вместо американской Флориды снимали на Кубе. Из Кубы тут же полетели в наши Карпаты заканчивать картину. «След Сокола» и его продолжение «Белые волки» частично снимали в Грузии. Забирались высоко в горы, где в очередной раз любимого актера настигала волна популярности.

1982 год, СССР. В Комитет госбезопасности поступают записки о странных людях, которые периодически собираются в различных регионах страны, преимущественно в лесных зонах. Возраст нарушителей от 15 до 25 лет.
Даже распад Советского Союза не смог помешать индейцам Страны Советов. Они приезжают из Украины, Беларуси, Молдовы. Раньше индейцы находили друг друга по переписке, теперь по Интернету. И с годами их ряды не редеют, пополняясь новыми поклонниками отважного племени сиу и других.

В 1984 году Александр Зайцев писал своему кумиру: «Дорогой Гойко, у нас проходит большой индейский праздник. Я тоже очень хотел на нем побывать, но не смог. Но на следующий год обязательно приеду».

Гойко Митич после «красных вестернов»

1987 год, ГДР. В конце восьмидесятых в ГДР, как и во всей Восточной Европе, начались изменения. Рушился социалистический уклад. Пала Берлинская стена. Отныне Германия стала единой.

ДЕФА практически остановила свою деятельность, актеры остались без работы. Начались тяжелые времена и для Митича. Некоторое время он перебивался тем, что возил дефицитные товары из ФРГ и продавал их. Проще говоря, занимался фарцовкой — на таможне его пропускали без проблем. Митич продолжает: «Они спрашивали, что у меня там. А у меня были электроприборы. Они делали вид, что не замечают. Закрывали багажник, и я ехал дальше. А шеф смотрел куда-то в сторону и кивал головой, мол, все в порядке».

К себе на родину в Югославию Митич возвращаться не стал. Там его мало кто знал. Фильмы с его участием в этой стране почти не шли. «Красный вестерн» прогремел только в двух странах: ГДР и СССР. А после гибели матери во время НАТОвских бомбежек Югославии Гойко перестал бывать в родных краях. Сербия для него стала потерянной родиной.

Балканский рубеж

Позже Гойко Митич стал актером Берлинского театра. Но раз в году во время представлений в пригороде Берлина Бабельсберге он вновь превращался в главного индейца, которого так любили мальчишки и девчонки Страны Советов. Он живет в чужой стране, на родине не бывает. Так судьба распорядилась: среди своих быть неизвестным и быть своим среди чужих. Стать героем и символом времени.

Бумажное издание: «Балканский рубеж»    DVD-диск: «Балканский рубеж»

Рассказывает Александр Зайцев: «Когда у меня родился сын, я его Егором назвал. Это имя отдаленно напоминает Гойко. Ответа на свои письма я так и не получил. У меня теперь все есть: семья, бизнес нормально идет. Я счастливый человек. Но знаете, я бы все деньги отдал, чтобы Гойко снялся в новом фильме».

Кадр из фильма «Балканский рубеж»

В российско-сербской картине «Балканский рубеж», выпущенной в 2019 году, Гойко Митичу уже почти восемьдесят лет. Но сразу заметно, в какой прекрасной форме он находится.

1-я часть статьи на канале Яндекс.Дзен

2-я часть статьи на канале Яндекс.Дзен

 

 

Ваш Комментарий :)